ул.Кропоткина 44, 3 этаж, каб.312

10:00-19:00
cб-вс выходные

 
Новости 11.11.2018
С момента закрытия авиасообщения между Россией и Египтом прошло три года. Возобновления полетов одинаково ждут в обеих странах, однако Хургада и Шарм-эль-Шейх продолжают жить своей жизнью, наращивая турпоток и привлекая туристов с новых рынков.

Profi.Travel пообщался с директором принимающей компании из Шарм-эль-Шейха Nefer Tours Хатемом Кинави, который рассказал, как за три года изменилась туристическая отрасль курорта, кто сейчас составляет основной турпоток, и с какими проблемами могут столкнуться российские туркомпании при возвращении в Египет.

— В России много говорят о том, что уход российских туристов из Египта прошел для местной туротрасли. Как обстоят дела в Шарм-эль-Шейхе на данный момент?

Первый год (после запрета полетов), действительно, был самым тяжелым, причем на всех уровнях. Россияне обеспечивали заполняемость до 70% гостиниц Шарм-эль-Шейха и около 40% в Хургаде. И вы можете себе представить, что происходит, когда отрасль теряет такой объем буквально за один день. Для нас это было большим ударом, особенно для тех, кто работает в Шарм-эль-Шейхе, как наша компания. Не стоит забывать и того, что вместе с российским рынком этот курорт потерял еще и Великобританию, а это тоже очень серьезный поток. В последние годы перед трагедией с российским самолетом англичане заняли довольно большую долю на египетских курортах.
Ситуация немного улучшилась в 2017 году. Усилия предпринимались как египетскими властями, так и на уровне частного бизнеса. На государственном уровне значительные усилия были направлены на привлечение новых рынков, новых стран. Кроме того, наши власти добивались снятия запрета на полеты над Синаем.

— Как изменился состав туристов в Шарм-эль-Шейхе за эти три года?

Сейчас мы видим в Шарме национальности, которые раньше видеть не приводилось: немцы, итальянцы. Кстати, итальянцы вообще были частыми гостями в Шарме еще до массового наплыва россиян, потом их стало очень мало, но сейчас этот рынок практически полностью восстановился.
Кроме того, пустоту на рынке активно заполняют туристы из других стран СНГ, которые не останавливали авиасообщение. Среди них лидером, конечно, является Украина, которая к нашему удивлению, несмотря на их проблемы, заняла огромную часть освободившихся емкостей. На сегодняшний день курорт принимает до 24 тысяч туристов в неделю — это около двухсот рейсов со всех городов Украины. Не исключено, что в этом сезоне, который еще не закончился, украинский рынок достигнет 1 млн туристов.
Очень подтянулся казахстанский рынок. Для сравнения в «двухтысячных» из Казахстана прилетал один рейс в неделю, который еще и закрывали в низкий сезон. В общей сложности мы встречали около 4 тысяч туристов. Так что на этом направлении тоже произошел взрывной рост. По нашим прогнозам, в 2018 году Египет примет до 150 тысяч гостей из Казахстана. Да, это сравнительно скромный объем по сравнению с Россией или Украиной, но этот рост произошел всего за два года.

— Насколько сильно при этом изменилась цена размещения в Египетских отелях?

Конечно, цена играла огромную роль в привлечении туристов и в случае с украинским, и в случае с казахстанским рынком. Все гостиницы, которые не стали закрываться в 2016 году, в определенное время работали «в минус». Они с самого начала приняли решение не закрываться ни при каких условиях, сохранять персонал, они предлагали размещение 5* на системе AI от $15 в сутки за человека. И естественно, это привлекло не только туристов с других направлений, но и тех, кто раньше вообще не путешествовал за границу.
Я приведу пример из нашей практики. Мы много работаем именно с казахстанским рынком, и не так давно мы проводили маркетинговое исследование. По нашим данным, в прошлом году 250 тысяч туристов из этой страны полетели в Турцию. В этом году туда отправилось такое же количество, при этом турпоток в Египет вырос на 100 тысяч. Это означает, что мы не оттянули какую-то долю у Турции или у других стран. Просто мы привлекли на рынок совершенно новых туристов.

— Такое резкое падение цен не могло не сказаться на сервисе в отелях. Он сильно упал?

Конечно, цены с тех пор выросли, но не сильно. Средняя цена за 5* на AI — $25 в сутки. Но что касается сервиса, то я могу сказать, что он практически сравнялся с 2015 годом. Мы это оцениваем именно с позиции принимающей компании, которая селит своих туристов. В прошлом году нашими клиентами озвучивались такие проблемы, как уборка номеров, питание, сервис персонала. Но с тех пор была проделана большая работа, и сейчас таких проблем значительно меньше.

При этом после 2016 года из туристической сферы ушло очень много профессионалов, многие из них уехали работать в другие страны. И когда турбизнес в Шарме начал запускаться заново, все компании столкнулись с дефицитом кадров: опытного персонала на рынке просто не осталось. Ситуация постепенно исправляется, она еще не совершенна, но к этому идет.
С другой стороны туристы сейчас все больше стремятся получить хороший сервис, меньше обращая внимание на цены. Да, есть отели по $25 в сутки, но есть и по $45-50 с более качественным сервисом, и там отличная заполняемость, и такие отели продаются лучше тех, что дешевле.

— В случае возобновления полетов из России цены на отели в Египте могут вырасти еще?

Это было бы ожидаемо. Хотя я слышал разные версии на этот счет. Я много общаюсь с представителями отелей и думаю, что они сами еще до конца не определились. Некоторые из них говорят, что русские туристы для них будут особенно ценны, и вполне возможно, что для них цены повышать не станут. С другой стороны, для всей отрасли это были очень тяжелые три года, и дальше снижаться по цене будет крайне сложно.
Не стоит забывать и того, что цены в целом в Египте очень выросли. Государство сворачивает программы поддержки бизнеса, сокращаются субсидий на электроэнергию и топливо — эти цены за два года выросли в полтора раза. Поэтому расходная часть у самих отелей и туркомпаний серьезно выросла. Для примера, если в 2015 году отель продавался, скажем, за $40, то $15 из них шли в прибыль. Сейчас из той же суммы в прибыль идет около $5

— Вы говорите о том, что оставшиеся отели имеют отличную заполняемость. Насколько легко будет россиянам вернуться в Шарм-эль-Шейх в этом случае?

Многое зависит от того, когда Россия возобновит полеты: одно дело возвращаться в зимний сезон, и совсем другое — в разгар летнего сезона. Зимой у российских туроператоров будет гораздо больше шансов получить хорошие места в отелях. Если этот процесс затянется хотя бы до марта, им будет сложнее. Также все зависит от условий, на которых возобновятся полеты: насколько большие будут объемы и насколько масштабная полетная программа.
Если возвращение будет происходить постепенно, то никаких проблем не возникнет: понемногу будут открываться замороженные объекты, достраиваться остановленные стройки, и мы сможем постепенно вернуться к прежним объемам.

Если же одномоментно разрешат полеты в неограниченных объемах, то я даже не знаю, где они будут размещаться.
Принимающим офисам туроператоров также будет сложно быстро войти в работу. В 2016 году весь персонал здесь очень сильно сократили. По сути, полноценно работающие принимайки остались только у TEZ Tour и ANEX Tour — им будет проще остальных наладить прием. Но в любом случае это будет сумасшедшая гонка.

— Многие отели были заморожены в 2016 году, плюс остановилось строительство целого ряда объектов. Сколько нужно времени на то, чтобы запустить их все в работу?

В течение трех месяцев после прекращения полетов из России закрылась примерно половина отелей в Шарме. Оставшиеся работали с загрузкой 10-20%. Сейчас открыты примерно 80% гостиниц, которые грузятся на 60-70% в зимнее время и до 80% в летнее.
Что касается замороженных отелей и тех, строительство которых было остановлено, то таких объектов в Шарме около сорока. Но в их открытие никто не будет вкладываться, пока своими глазами не увидят первого российского туриста.

Источник:Profi.Travel

Рассказать друзьям: